Московские бункеры: краткий ликбез

Терминология

Когда мы говорим «бункер» — мы говорим не совсем правильно.

В нашей стране долгое время бытовал универсальный термин «убежище», которым вплоть до середины XX века обозначалась и наспех вырытая землянка, и стратегическое подземное сооружение. Немецкое слово bunker постепенно пробралось в разговорный язык, и стало употребляться по отношению к особо укрепленным убежищам.

Если изъясняться современно и профессионально, то есть три типа фортификационных сооружений: полевые (ПФС), долговременные (ДФС) и специальные (СФС). Все существующие ПФСы и ДФСы относятся к чисто армейской фортификации. Обычно они связаны с оборудованием конкретного театра боевых действий. А вот СФС — понятие более широкое, охватывающее особо защищенные стратегические объекты, необходимые для выживания государства в условиях тотальной катастрофы.

«Специальное фортификационное сооружение» — звучит очень длинно и сложно. Поэтому здесь мы чаще всего обходимся разговорным синонимом «бункер». Вероятно, узкому специалисту это будет резать  слух. Но зато всем остальным сразу понятно, о чем идет речь: нечто очень важное, хорошо укрепленное, закопанное в землю. Бункер.

 

Два основных типа

Стратегический бункер можно построить двумя разными способами: открытым и закрытым.

Можно выкопать яму, возвести в яме усиленную железобетонную коробку и присыпать ее землей. А затем надстроить сверху здание или посадить кустики. Это будет убежище засыпного типа. Плюсы — относительно дешево и быстро. Минусы — довольно заметно. И еще, чтобы максимально обезопасить неглубокий объект от прямого попадания авиабомбы или ракеты — придется делать ему «крышу» из нескольких метров железобетона.

Можно заложить шахту, провести в сторону от шахты тоннель, и уже там, в глубоких подземных выработках, оборудовать все необходимые помещения. Это будет бункер глубокого заложения. Или «убежище типа метро», как называли его в старых советских документах. Плюсы — скрытность и дополнительная защита десятками метров грунта (каждые 20 метров успешно заменяют 4-5 метров железобетона). Минусы — долго и дорого (как в строительстве, так и в эксплуатации).

*На самом деле есть еще и третий способ, связанный с использованием амортизаторов. Но в «исторических» московских СФС он не встречается, поэтому подробно рассматривать его мы не будем. Кому интересны подробности — можно обратиться в музеи ракетных войск, или поискать в интернете «УКП  РВСН». Либо дождаться рассекречивания более современных фортификационных объектов.

Совершенно бессмысленными являются популярные рассуждения про эпическую многоярусность и многоэтажность секретных подземных объектов. Конечно, любое пустое пространство можно, при желании, разделить на этажи. И под любой подземной выработкой, при желании, можно провести еще одну выработку. Но это вообще никак не будет характеризовать конкретный бункер. Никому же не приходит в голову сравнивать по «многоярусности» заводской цех, в котором всего один «этаж», и пятиэтажный жилой дом (который, несмотря на все свои этажи, намного меньше заводского цеха). Это ни на что не влияет. В случае с бункерами, реальное значение имеет глубина заложения и параметры внешних стен.

 

Зачем нужны бункеры?

Что будет, если над столицей взорвать мощную ядерную боеголовку? На какое-то время перестанет существовать не только один город, но и вся страна. Полная потеря управления, хаос, анархия, разрушение институтов управления и социального обеспечения.

Чтобы этого не допустить, все ключевые ведомства должны быть продублированы в максимально защищенном виде. Стратегические подземные объекты должны обеспечить защиту лиц, командующих мобилизационными процедурами и спасательными работами, обеспечить бесперебойную связь, обеспечить работу государственных структур в военное время.

Если говорить конкретней, то среди уже рассекреченных московских бункеров можно найти:

  • запасные командные пункты отдельных министерств,
  • защищенные телефонно-телеграфные узлы,
  • эвакуационное убежище для аппарата правительства,
  • спецхранилище ключевых международных документов.

Однако технологии защиты и нападения не стоят на месте. Старое оружие списывают и утилизируют. Морально устаревшие бункеры ждет та же судьба. А некоторые из старых спецобъектов перестают быть нужными из-за переизбытка подземных площадей. Например, те технические средства, которые в 1950-х годах занимали с десяток комнат, теперь можно уместить в один шкаф.

 

Бункеры реально спасут от ядерного взрыва?

Как повезет. 🙂

Если посмотреть максимально пессимистично, то ни один из московских СФС не останется без повреждений, если взорвать наиболее мощный ядерный заряд прямо над ним, на уровне земли. Даже самые глубокие бункеры при таких параметрах получат фатальные повреждения от сейсмовзрывной волны.

Дальше начинаются нюансы. Во-первых, самый мощный из возможных ядерных зарядов точно не будет взорван в Москве на уровне земли (при нынешних арсеналах ядерных держав и текущих военных доктринах). Во-вторых, при воздушных взрывах ударная нагрузка на глубокие подземные сооружения заметно снижается. В-третьих, если бункер возведен закрытым способом, в стороне от строительных шахт, то это не позволяет нанести по нему прицельный удар. А за полкилометра сейсмовзрывная волна в грунте уже ослабнет и не нанесет серьезного урона. Есть еще в-четвертых, в-пятых… в сто пятьдесят первых, в сто пятьдесят вторых, и так далее.

Если вы хотите получить более точную информацию, то вам нужно определиться с мощностью боеголовки, высотой подрыва и расстоянием до цели. Затем выбрать бункер, определить его глубину заложения и состав грунта. Далее воспользоваться формулами из общедоступного многотомника «Физика ядерного взрыва», чтобы самостоятельно рассчитать — что же будет с вашим бункером при избранных параметрах. Возможно, что он останется в целости и сохранности. А возможно — превратится в искореженное, осыпающееся и быстро затапливаемое подземелье, уже не подлежащее восстановлению. Все зависит от нюансов.

В целом, можно констатировать только одно: наличие большого количества специальных фортификационных сооружений значительно повышает вероятность выживания государства в случае начала тотальной войны. Даже при самой массированной атаке какой-то процент объектов гарантированно выстоит и выполнит свои функции.

 

Секретность Бункеров. «Мы никогда не узнаем правды!»

Парадоксально, но некоторые наши «секретные бункеры» даже никогда не были полностью секретными. Государство охраняло сведения об их точном назначении, об их роли в обеспечении безопасности страны. А вот сам факт их существования спокойно упоминался в открытых документах. Порой, упоминался даже с точным адресом и конфигурацией сооружения. И проектные чертежи таких объектов лежали без грифа в ведомственных архивах.

Сейчас рассекречены документы по всем (или почти по всем) стратегическим бункерам, строительство которых началось в 1940-х годах. И по многим, построенным в 1950-е. А вот большинство спецобъектов 1960-1970-х годов пока остаются секретными. Последнее массовое рассекречивание документов по городским СФС произошло в 2017 году. И в ближайшем будущем следует ожидать новых рассекречиваний.

Таким образом, московские бункеры мало чем отличаются от московских мостов или сталинских высоток. Это такие же интересные инженерные сооружения, такие же исторические памятники советского периода. Вполне доступные для изучения и вполне достойные войти в число городских достопримечательностей. А их тотальная секретность и стопроцентная загадочность — это лишь устойчивый миф.

 

Сколько в Москве рассекреченных бункеров?

На данный момент таковых обнаружено примерно 10-14 штук, если говорить про бункеры глубокого заложения. Всё зависит от того, как считать — условными подземными комплексами («старый бункер Генштаба», «бункер на Таганке»), или отдельными объектами («объекты №32 и №32-бис», «объекты №20 и №42»).

Важно понимать, что «рассекреченность» — это доступность для легального изучения, а не для свободного посещения. Большинство рассекреченных стратегических бункеров остаются действующими ведомственными объектами. В российском законодательстве даже существует специальная уголовная статья за нелегальное проникновение на подобные объекты, не делающая различий для «секретных» и «несекретных» охраняемых бункеров.

Сейчас в Москве возможно официальное экскурсионное посещение только трех специальных  фортификационных объектов глубокого заложения. Впрочем, для получения общих представлений вполне достаточно и этого.

 

www.bunkermoscow.ru