Где прятаться, если прозвучит воздушная тревога? Про «карту убежищ Москвы» и не только

Из-за напряженной обстановки в мире поступает очень много вопросов про гражданские защитные сооружения. Считаем своим долгом ответить на самые популярные из них.

  1. Куда бежать, если услышали сигнал тревоги?

Никуда. Сигнал «внимание всем!» (длительное звучание городских сирен, установленных на крышах домов) требует включить дополнительные средства оповещения. При реальных ЧП — по радио и ТВ будет сообщаться, что именно произошло и как именно следует действовать населению конкретного района.

Сигнал один — угрозы разные. И способы защиты тоже совершенно разные. Если вы броситесь прятаться под землей, а причиной тревоги окажется выброс хлора на водопроводной станции, то вы умрете (хлор тяжелей воздуха, тут стоило бы подняться на верхние этажи). Если вы побежите в убежище или метро, а причиной тревоги окажется эпидемия чумы — ваши шансы на выживание тоже резко сократятся (безопасней будет запереться в квартире, а не лезть в гущу заразных людей). И так далее…

При военном положении вводится более сложная система различных сигналов (радиоактивное загрязнение, воздушная тревога, и т. д.). Но в настоящее время это актуально, например, для Донецка, а не для Москвы.

Кстати, что касается способов защиты населения больших городов при угрозе ядерной войны, то здесь ставка делается вовсе не на подземные сооружения, а на заблаговременную эвакуацию людей из города и рассредоточение в отдаленных районах. Подземные же защитные сооружения рассчитаны, прежде всего, на тех, кто не должен уезжать в опасный период (например, работники городского хозяйства или стратегически важного завода), или на тех, кто просто не может уехать (например, лежачие больные в госпиталях).

При наличии фобий на тему возможной войны обычному москвичу стоит не бежать в «бомбоубежище» рядом с домом, а просто заранее сбежать в глухую деревню, которая не является мишенью возможных ударов вероятного противника. Это единственный действительно надежный вариант защиты. Подальше от больших городов или военных объектов.

  1. Какие вообще бывают бункеры для населения?

Чтобы не запутаться в жаргонной («бункеры») или устаревшей («газоубежища», «бомбоубежища») терминологии — давайте ориентироваться на официальную современную документацию. Там вы точно не встретите никаких загадочных «бункеров».

Итак, какие же современные защитные сооружения есть в больших городах?

Во-первых, есть СФС — специальные фортификационные сооружения («секретные бункеры»). Это защищенные рабочие помещения военного или правительственного назначения, про которые вам точно знать не нужно, если вы сами в них не работаете (кстати, про уже рассекреченные СФС можно узнать в тематическом музее «Подземная Москва» в советском противоатомном убежище около Сити).

Во-вторых, есть несекретные ЗС ГО — защитные сооружения гражданской обороны. По своим характеристикам и оборудованию они делятся на:

  1. убежища (защищены от большинства поражающих факторов оружия массового поражения, от ударной волны и осколков обычных боеприпасов, и даже от некоторых видов техногенных аварий),
  2. укрытия ГО (защищены в основном от поражающих факторов обычных вооружений),
  3. противорадиационные укрытия (защищены от радиоактивного загрязнения местности).

Соответственно, если речь идет о тотальной войне с применением ядерного или химического оружия, то наилучший тип ЗС ГО в городе — это убежище (а за городом, но в зоне вероятного загрязнения —  ПРУ, противорадиационное укрытие).

Если же речь идет о защите от обычных ракет, бомб и снарядов, то вполне достаточно укрытий. Кстати, в качестве вполне надежного укрытия ГО в военное время может выступать, например, обычный железобетонный подвал или подземный паркинг. Локальные военные конфликты показали высокую эффективность подобных сооружений.

  1. Как устроены убежища гражданской обороны?

Если нужно максимально общее представление, то вот вам инфографика:

В отличие от укрытий (или от вашего деревенского подвала) в убежищах имеются массивные защитно-герметические двери, системы для специальных режимов вентиляции (фильтрация, регенерация) и другое характерное оборудование.

Основные помещения для укрываемых, чаще всего, выглядят не совсем так, как на приведенной фотографии. Нары, пищу и другие удобства для населения завозят с централизованных складов в убежища только в преддверии возможной войны. А в мирное время эти помещения чаще всего сдаются в аренду под склады, магазины, парковки, и тому подобное. Причем, этот принцип действует в нашей стране еще с 1939 года, и полностью себя оправдывает. Войны, вопреки популярным заблуждениям, не начинаются «внезапно», поэтому убежища не требуется держать в постоянной стопроцентной готовности.

И еще один важный момент по устройству убежищ. Несмотря на наличие небольшой защитной толщи бетона над помещениями для укрываемых, в типовых гражданских убежищах нет защиты от прицельного удара мощными бетонобойными боеприпасами. Иными словами, если противник поставит себе целью уничтожить именно ваше убежище, то, скорее всего, он без труда сможет это сделать (правда, непонятно, зачем ему тратить дорогостоящие боеприпасы на бесполезную задачу). И да, никакой защиты от проникновения противника с поверхности в городских защитных сооружениях тоже нет.

  1. Где именно находятся убежища для жителей Москвы?

В далеком глухом лесу. Если вы до сих пор не знаете, где находится ваше убежище, то, скорее всего, в случае возникновения реальной угрозы тотальной войны вы подлежите эвакуации из Москвы в безопасные районы.

Если же вы работаете на предприятии, сотрудники которого должны будут остаться в городе в военное время, то вы (или ваш руководитель) и так знаете, как нужно будет действовать и где укрываться. Всё в соответствии с мобилизационными планами.

Впрочем, в Москве есть еще и множество исправных муниципальных убежищ. И есть одно из самых больших гражданских защитных сооружений на планете — Московский метрополитен. Понятно, что многие люди откажутся покидать город во время эвакуации. И у них тоже должны быть шансы на выживание.

Полный перечень абсолютно всех защитных сооружений региона с указанием местоположения и актуального статуса — относится к закрытой информации (и все «полные карты убежищ» из интернета — некорректны, а порой и просто вводят в заблуждение).

Однако официально узнать точный адрес ближайшего доступного убежища может любой житель города, если обратится в Учебно-консультационный пункт ГО ЧС по месту проживания. Это бесплатная услуга. И нет ничего секретного в расположении отдельных ЗС ГО.

Или вот, к примеру, вполне легальная карта дислокации некоторых (именно некоторых!) исправных муниципальных убежищ Москвы, которая висит в Музее современной фортификации (отдельные ошибки могут быть и на ней, потому что город быстро меняется, наши данные устаревают):

А вот так выглядят подземные тоннели метрополитена. Часть из них является полноценным убежищем с гермодверями и санузлами, а часть может функционировать в качестве укрытия ГО:

  1. Точно ли удастся выжить в убежище при ядерном ударе?

Это популярный (но неверно сформулированный) вопрос из разряда «меня точно не собьет машина на пешеходном переходе?». Этого никто не знает. Но всё равно стоит идти через переход, а не перебегать проезжую часть в неположенном месте.

Всё зависит от множества переплетающихся между собой факторов:

— расстояние от убежища до потенциальных целей удара;

— вероятность нештатной работы носителей и точность поражения целей;

— эффективность работы противоракетной обороны;

— мощность боеприпаса;

— высота подрыва;

— конструкция убежища и характеристика грунтов;

— исправность оборудования в защитном сооружении;

— и т. д.

В любом случае, в убежище ваши шансы на выживание возрастут во много раз, если сравнить с шансами человека, который окажется на открытом пространстве, или в обычной городской квартире.

Любое ЗС ГО защитит от теплового излучения и проникающей радиации. Исправное убежище также ослабит воздействие ударной волны и предотвратит попадание внутрь организма радиоактивных частиц вместе с воздухом.

Однако при близком взрыве конструкции убежища могут быть повреждены воздушной ударной волной или сейсмовзрывной волной. А при очень близком взрыве возможно и полное разрушение защитного сооружения. Это уже рассчитывается индивидуально.

Стоит заметить, что популярная фантазия «при ядерной войне все равно не выжить, поэтому, чтоб не мучиться, надо залезть на крышу и любоваться взрывами» — это абсолютная глупость. Полюбоваться вы не успеете, первая же вспышка навсегда лишит вас зрения. А вот мучиться, вполне вероятно, вы будете намного больше, чем люди в убежище. Если не повезет с дистанцией до эпицентра (а это рассчитать невозможно, см. выше), то ваше тело будет обожжено, плюс острая лучевая болезнь, плюс контузия от ударной волны. Отличная перспектива.

  1. Сколько придется жить в убежище после ядерной войны?

Вопреки всем мифам, ЗС ГО не рассчитаны на длительное проживание. Потому что длительное проживание просто не требуется. Даже в случае применения ядерного оружия, пожары постепенно стихнут, а радиационный фон достаточно быстро спадет до приемлемых значений. Не стоит путать Хиросиму (в которой люди отлично живут) с Чернобылем (в котором не было ядерного взрыва).

Автономность большинства убежищ в Москве рассчитана на 48 часов. Через пару суток вы вполне можете надеть средства защиты органов дыхания и гулять хоть под самым эпицентром недавнего ядерного взрыва. Безо всякого риска получить острую лучевую болезнь.

Поэтому через несколько дней всех выживших в любом случае ждет эвакуация и налаживание новой жизни на поверхности земли.

А недолгая «подземная жизнь» будет, вероятно, довольно скучной. В убежище вас ждут нары для сидения и лежания, санузлы, питьевая вода, простейший сухпаек. Культурная программа с аниматорами в костюмах ядерных грибов, увы, не предполагается.

Это вероятно расстроит некоторых фанатов, но популярные пост-ядерные вселенные, типа «Метро-2033» — это дилетантская сказка от начала и до конца, которая очень далека от нормальной научной фантастики.

  1. Если убежище около моего дома приводят в рабочее состояние — это повод для паники? Скоро начнется война, уже пора бежать из города?

Нет, скорее всего, это обычная бюрократия. Когда в структурах, отвечающих за состояние ЗС ГО, формально вводится нечто типа «режима повышенной готовности» — это вполне может приводить к активизации работ по проверкам и оснащению некоторых убежищ. Аналогично, в структурах, отвечающих за контртеррористическую работу, будут проводиться учения, будет усиливаться охрана стратегических объектов, и т. д.

Беспокоиться можно начать лишь тогда, когда из убежищ выселят всех коммерческих арендаторов. Или официально введут режим УП — угрожаемого положения (в последние годы номенклатура особых режимов изменена, так что называться это будет как-то иначе). Это будет сопровождаться гигантскими изменениями  в повседневной жизни горожан (вообще не сопоставимо с современной ситуацией!). В общем, не заметить будет сложно.

В любом случае, если когда-то возникнет реальная вероятность удара по городу с применением оружия массового поражения — разумней всего следовать официальным указаниям тех, кто отвечает за мобилизационную подготовку. Они в любом случае информированы лучше нас. А самодеятельность и паника обычно ни к чему хорошему не приводит (см. историю города Москвы за 15-17 октября 1941 года).

P.S.

Для тех, кто искренне боится ядерной войны, возможна только одна адекватная рекомендация. Уезжайте из больших городов подальше. Прямо сейчас. В вологодских лесах нет никакой атомной угрозы. И воздух чистый. Поднимем провинцию!

История бункера ГО-42 на Таганке без выдумок и мифов

«Таганский бункер» — одно из самых известных СФС (специальных фортификационных сооружений) в Москве. Однако в интернете до сих пор отсутствует адекватное описание его истории, устройства и назначения. Во всех популярных материалах (начиная от сайта этого бункера и заканчивая Википедией) содержатся десятки искажений и грубых ошибок.

Давайте возьмем в руки рассекреченные архивные документы и разберемся.

 

ПРЕДЫСТОРИЯ

После окончания Великой Отечественной войны у Наркомата/Министерства связи функционирует подземная РТТС (Резервная телефонно-телеграфная станция) глубокого залегания, которая была построена в 1940-1941 годах при станции метро «Белорусская».

Этот хорошо защищенный узел связи носил внутреннее обозначение «Объект №01» и был единственным в Москве «секретным бункером» Министерства связи 1-й категории (то есть, с фортификационной защитой от прямого попадания авиабомбы).

Объект №01. Аксонометрическая проекция 1943 года, ГА РФ

В 1946 году, когда был изучен опыт прошедшей войны и составлены первые рекомендации по защите от новой (атомной) военной угрозы, началось проектирование дополнительных узлов Министерства связи при метрополитенах в Москве, Ленинграде и Киеве (объекты №02, №03, №04, №05).

Московские «бункеры» Минсвязи было решено расположить на Кольцевой линии, на максимальном удалении друг от друга, чтобы минимизировать шансы их одновременного уничтожения при массированной воздушной атаке на город. Рассредоточение стратегических объектов стало важнейшим принципом подземной защиты.

Первый проект новых РТТС Минсвязи, 1946 год, РГАЭ

Таким образом, к старом объекту №01 на Белорусской добавились: объект №02 на Таганской (проект ЧЗ-293 Метропроекта/Метрогипротранса) и объект №03 на Киевской (проект ЧЗ-294 Метропроекта/Метрогипротранса). Строительство новых столичных РТТС было возложено на Метрострой. Оно стартовало в конце 1940-х годов и продолжалось большую часть 1950-х. Одновременно с этим в городе велись активные работы по четвертой очереди метрополитена и по новым подземным спецобъектам для нужд Кремля и Совета министров (ЧЗ-458), Генерального штаба (ЧЗ-320), Министерства путей сообщения (ЧЗ-538) и других важнейших ведомств.

Объект №02 на Кольцевой линии метро. Архив ГО-42

Первый проект объекта №02 на Таганке заметно отличался от того, что было построено в итоге. Он включал в себя два основных блока диаметром 9,5 метров и длиной 130 метров, собранных из чугунных тюбингов и поделенных на два этажа. А также вспомогательный железобетонный блок для размещения систем жизнеобеспечения. Единственную шахту планировалось снабдить защитным железобетонным тюфяком. Помимо шахты проектировались выходы на станцию и в тоннель метрополитена. За расчетное средство поражения, от которого гарантировалась защита, была принята ФАБ-2500 (фугасная авиабомба весом 2,5 тонны). Стоимость сооружения предполагалось уложить в 50 миллионов рублей.

Первый проект объекта №02, чертеж. Архив ГО-42

 

СТРОИТЕЛЬСТВО ОБЪЕКТА

В 1949 году начался радикальный пересмотр проекта (притом, что уже велись строительные работы на местности). Основные чугунные блоки, ради большей прочности, было решено отодвинуть подальше друг от друга, сохранив между ними 12-метровый целик грунта. Железобетонный вспомогательный блок в итоге трансформировался в чугунный. Глубину залегания теперь установили вровень с прилегающей станцией Кольцевой линии метро (54 метра от поверхности), увеличив уровень защищенности объекта до ФАБ-5000.

Уточненный проект объекта №02 (чз-293). Начало 1950-х годов.

Значительным изменениям подверглись входы. Весьма вероятно, что на это повлияли новые данные о противоатомной защите, полученные во время первых советских испытаний в августе 1949 года, (три подземных тоннеля на полигоне РДС-1). Привычный «плоский» железобетонный тюфяк было решено заменить на объемную железобетонную конструкцию, выходящую на поверхность и вписанную в маскировочное здание (своего рода толстый «купол» над шахтой). Эта защита обеспечивала безопасность не только входа, но и воздухозаборов, на которых устанавливались массивные защитные конструкции и воздушные фильтры.

Защитная конструкция шахты таганского объекта

Строительство по новому проекту велось еще несколько лет. Очередное правительственное постановление от 6 февраля 1949 года требовало сдать в эксплуатацию объект №02 в 1952 году. Но эти сроки оказались слишком оптимистичными. Одни только работы по основным несущим конструкциям продолжались до 1954 года. В итоге объект на «Таганской» был условно готов к эксплуатации лишь к 1956 году, а мелкие доделки длились еще несколько лет. Официальная приемка сооружения успешно прошла лишь в декабре 1960 года.

Материалы акта приемки таганского объекта, с указанием глубины залегания, назначения, стоимости строительства. РГАЭ, 1960 год

В 1950-х годах к объекту №02 добавилась вторая шахта и еще один небольшой тоннель (Блок №4), сооружаемый по заказу МВД под отдельным именем «объект №20» (проектный шифр Метрогипротранса «ЧЗ-572»). Полная архивная документация по этой пристройке до сих пор не найдена, но самая вероятная гипотеза, выдвинутая на основе косвенных упоминаний в документах, связана с вероятным размещением здесь узла связи (а возможно и резервного КП) для «С-25» — новой системы ПВО Москвы. С этим хорошо согласуется и тот факт, что на момент рассекречивания таганского «бункера» в наземных комнатах маскировочного здания еще некоторое время несли дежурство именно связисты ПВО.

Чертеж объекта №20 (ЧЗ-572) — пристройки (блок №4) к таганскому объекту №02

 

Распоряжение по материалам и оборудованию для объекта №20. ГА РФ, 1950-е годы

Также, существуют гипотезы (пока еще неподтвержденные документально), что оборудование в тоннеле ЧЗ-572 в течение нескольких лет эксплуатировали и связисты из других родов войск (одновременно с ПВО, либо после них).

 

ЭКСПЛУАТАЦИЯ И РЕКОНСТРУКЦИЯ

В 1960-х годах московское подземное кольцо Министерства связи с резервными узлами №01, №02 и №03 уже функционировало на полной мощности, в соответствии с противоядерной концепцией дублирования и рассредоточения стратегических сооружений. Во всех четырех блоках таганского объекта несли круглосуточное дежурство связисты и технический персонал.

Защищенная кабельная сеть пролегла по тоннелям метрополитена, чтобы связать объекты на Киевской, Таганской и Белорусской с Центральным телеграфом, с кремлевским подземным комплексом (объект №103), с защищенным узлом связи Министерства обороны на Фрунзенской набережной и с магистральными сетями, уходящими в регионы.

Четыре московских узла Минсвязи и важнейшие подземные кабели. РГАЭ, 1950-е.

В первой половине 1960-х годов Министерство связи изменило внутреннюю нумерацию своих городских объектов глубокого залегания. Объект №01 стал называться «ГО-40», объект №02 — «ГО-42», объект №03 — «ГО-43». Под именем ГО-42 таганский «бункер» и просуществовал до самого рассекречивания.

Что же касается военных связистов, работавших в блоке №4 таганского объекта, то после 1960-х годов большинство из них уже покинули сооружение. В конце 1970-х бывшая военная пристройка под шифром ЧЗ-572 указывалась в документах, как пустующее пространство на балансе гражданских связистов (блок №4 объекта ГО-42 Минсвязи). Небольшой узел связи ПВО еще несколько лет функционировал в одном из тоннелей объекта, по соседству с гражданскими связистами, после чего был перемещен на поверхность, в маскировочное здание.

Опустевший 4-й блок (объект №20) в документах рубежа 1970-1980-х годов

В остальных блоках спецобъекта жизнь продолжалась вплоть до 1980-х годов. К сожалению, детальные описания работы ГО-42 в последние годы функционирования объекта пока можно найти только в воспоминаниях бывших сотрудников, достоверность и точность которых не всегда вызывает доверие. В некоторых устных мемуарах даже упоминается, что на объекте, помимо разнообразных коммутаторных, линейно-аппаратных и телеграфных залов, мог находиться один из резервных кабинетов самого министра связи.

Назначение помещений в блоках объекта ГО-42 на чертеже рубежа 1970-1980-х годов

Шло время и таганский «бункер» стремительно ветшал. Уже в документах 1950-х годов отмечалось далеко не самое лучшее состояние гидроизоляции на объекте. Крупный ремонт, проведенный в 1970-м году, добавил объекту дополнительную водоотливную установку и дренирующие устройства. Но количество течей всё увеличивалось. Плюс, сказывалось общее моральное устаревание сооружения. В итоге, на рубеже 1970-х — 1980-х годов Министерство связи приняло окончательное решение о радикальной реконструкции сооружения ГО-42.

Во время реконструкции 1980-1990-х годов объект был буквально выскоблен изнутри. Было не только вывезено оборудование, но и демонтирована отделка, межэтажные перекрытия и перегородки в основных тоннелях. Проблемы гидроизоляции решались с помощью перечеканки тюбингов в блоках и обшивки всех железобетонных ходков современной металлоизоляцией.

Ходок объекта ГО-42 в современной металлоизоляции, середина 2000-х годов

К началу 2000-х годов реконструкция полностью остановилась. Гидроизоляция в основном была закончена, но бывший подземный узел связи теперь представлял собой лишь некое подобие незавершенного объекта метростроения — с голыми тюбингами, рельсами и вагонетками. В таком виде «таганский бункер» был рассекречен и выставлен на продажу.

ГО-42 в состоянии незавершенной реконструкции, 2005-2006 годы

ГО-42 в состоянии незавершенной реконструкции, 2005-2006 годы

 

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ, КОММЕРЧЕСКИЙ ОБЪЕКТ

В 2006 году объект ГО-42 был выставлен на торги и продан за сумму в 65 миллионов рублей.

«По результатам проведенных торгов (аукцион) победителем признано ООО «Новик-Сервис», право собственности которого на нежилое здание, расположенное по адресу: г. Москва, 5-й Котельнический переулок, дом 11, на основании договора купли-продажи недвижимого имущества от 19.05.2006 № 1А/2006 зарегистрировано Управлением Росреестра по Москве.»

ГО-42 вскоре после перехода в частные руки
Первые экскурсии в ГО-42, зима 2006/07
Сбойка ГО-42 и тоннеля Кольцевой линии метро. Спустя полгода после этой фотографии она уже будет залита бетоном.
Строительная узкоколейка с вагонетками доживает свои последние дни…
Первая экспозиция появилась на Таганке в 2007 году. Пока еще это «бункер связи», без выдумок и сказок

После этого в течение года в подземное сооружение водили экскурсии. Затем началось постепенное превращение огромного подземного недостроя в современный развлекательный комплекс. В 1-м блоке обустраивались банкетные залы и рестораны, во 2 и 3 блоках — игровые площадки, в 4-м блоке — «Музей холодной войны».

Это был первый подобный случай в российской истории, и в итоге новейшая история объекта ГО-42 породила немало курьезов и заблуждений.

 

Во-первых, появился популярный образ «секретного бункера» с ходками в металлоизоляции и другими странностями. Даже в кинематографе начали мелькать специально созданные декорации с узнаваемыми «таганскими» головками анкеров. Курьез состоял в том, что в достроенных спецобъектах как раз почти никогда не встречаются «цивилизованные» помещения с голой металлоизоляцией или голыми тюбингами — подобные строительные конструкции обычно закрыты чистовой отделкой.

«Анна» Люка Бессона. Фанерные копии недостроенных таганских коридоров в роли «секретного бункера КГБ»

Во-вторых, ни в одной из частей самого объекта ГО-42 не была восстановлена историческая планировка, разрушенная реконструкцией 1980-х годов. Вместо этого на объекте постепенно появились многочисленные фэнтезийные элементы: большие красные звезды; гермодвери в местах, не требующих герметизации; внезапные ступени от списанных эскалаторов; не существовавшие в реальности помещения для сна сотрудников, или для размещения «руководства страны», и т. д.

Странные «недействующие эскалаторы» и процесс их монтажа в 2007 году

«Пункт запуска ядерных ракет» и другие фэнтезийные пространства

До сих пор можно видеть в интернете фотографии и рассказы наивных туристов, в стиле «я был в кабинете Сталина на Таганке» (при том, что эта фантазия никак не связана с реальным назначением объекта, а новодельное помещение не имеет ничего общего с сохранившимися кабинетами для руководства СССР в других подземных спецобъектах).

Максимальная «клюква» для интуристов. Сталин умер за несколько лет до появления объекта и не работал в Министерстве связи. Подземные кабинеты Сталина хорошо известны, интерьеры не совпадают.

В-третьих, в многочисленных интервью руководства и сотрудников развлекательного таганского комплекса было запущено огромное количество ложных сведений про историю, назначение и технические параметры объекта. Глубина в 54 метра в конце 2000-х годов окончательно «округлилась» до 65 метров.

Спецобъект, построенный в качестве одного из множества узлов Министерства связи, объявлялся теперь то «бункером Сталина», то «командным пунктом Дальней авиации», то «правительственным убежищем неподалеку от Кремля». В итоге, даже на Википедии до сих пор можно увидеть несколько десятков глупейших ошибок в статье про ГО-42.

И это официальный сайт музея…

Интересно, что гражданские сотрудники бывшего узла связи (теперь они относились к АО «Центральный телеграф») после продажи «бункера» продолжали еще несколько лет дежурить на силовой подстанции объекта, обслуживая оставшиеся технические системы.

А вот последние военные связисты из ПВО продержались при новых порядках лишь до 2007 года, после чего новые владельцы обесточили узел связи, выгнали военных и демонтировали оборудование (узел в тот момент занимал отдельное помещение в маскировочном здании над шахтным стволом бывшего спецобъекта). «Борьба коммерсантов с ПВО» привела к судебным разбирательствам и попала в средства массовой информации. Позднее, благодаря публикации судебных материалов по этому делу, широкой общественности стали доступны ранее малоизвестные исторические факты про объект ГО-42.

Тот самый узел связи ПВО в маскировочном здании. 2005-2007 гг.

За последние годы никаких громких происшествий в жизни бывшего секретного объекта больше не случалось (если не учитывать драки в ночных клубах). Последним значимым событием можно считать выход из печати в 2022 году первой научно-популярной статьи про историю ГО-42. Автором этого материала был старейший сотрудник «Музея холодной войны» Алексей Александров — единственный из коллектива музея, кто на протяжении всех лет целенаправленно занимался изучением истории «таганского бункера» и собирал по нему архивные материалы и воспоминания старожилов.

Увы, мифы и выдумки про это интересное сооружение до сих пор преобладают в информационном пространстве (и даже на экскурсиях в таганском музее, судя по многочисленным видеоматериалам на ютюбе). Однако теперь положено начало нормальному изучению истории объекта, и это можно только приветствовать.

В настоящий момент «таганский бункер» является одним из двух рассекреченных московских спецобъектов глубокого залегания, доступных для посещения с экскурсией всеми желающими (второй столичный «бункер-музей» — ЧЗ-703 на «Павелецкой», бывший объект №2 МИД СССР).

В отличие от полностью фейкового «бункера в Измайлово», объект на Таганке является подлинным спецсооружением середины 1950-х годов, и более того — одним из крупнейших полностью рассекреченных сооружений.

Единственными объективными недостатками современного ГО-42 является гибель исторической планировки с подлинными интерьерами и создание взамен нее выдуманных пространств и выдуманной истории.

Впрочем, хочется верить, что рано или поздно, и в этом «бункере» начнется движение в сторону реализма и объективности.

 

___

В статье использованы рассекреченные архивные документы из ГА РФ, РГАЭ, РГВА, внутреннего архива объекта ГО-42, архива ЦИСФПС, воспоминания/фотографии автора и его коллег, работавших на объекте ГО-42, а также современные фотографии состояния объекта с сайта музея и из других открытых источников.

 

Дополнительная литература для самых любознательных:

Александров А. В. Объект №20, документы и опросы свидетелей.//Специальная фортификация XX века, истории и технологии: материалы межрегиональной конференции. М., 2022.

Юрков Д. Е. Советские «секретные бункеры». Городская специальная фортификация 1930-1960-х годов. М., ЦИСФПС, 2021.

Первый реально существующий «бункер Сталина» в Москве

 

За этим скучным техническим документом про переключение светофоров в метро стоят одни из самых сложных мгновений нашей истории.

Лето 1941 года. Немецкая военная машина катится по Белоруссии, Прибалтике, Западной Украине. Через несколько недель авиабомбы впервые обрушатся на Москву. Нужны защищенные подземные помещения для работы Ставки Верховного главнокомандования. Для этой цели решено использовать станцию метро «Кировская» (ныне «Чистые пруды»).

Теперь, благодаря новой архивной находке, мы знаем, когда именно началось превращение платформы станции метро — в главный «секретный бункер» воюющей страны. В ночь с 26 на 27 июня 1941 года.

Вышла из печати книга про советские «секретные бункеры»!

Из печати вышла книга историка Дмитрия Юркова про советскую специальную фортификацию. Тайные «бункеры Сталина», пресловутое «метро-два» и многое другое — впервые! — не в формате мутных городских легенд, а в виде исторических фактов со ссылками на архивные источники.

Сенсационность происходящих процессов уже оценили специалисты. Презентация же книги для широкой публики пройдет 11 апреля в 20:00 онлайн на канале «Подземная Москва»: https://www.youtube.com/channel/UCBcsiJvtxxCVq6J26-FUvXg , где можно будет пообщаться с автором и его коллегами и задать свои вопросы.

Свободная продажа экземпляров состоится на следующей день, 12 апреля, с 18 до 20:30 у входа в музей Бункер-703. Адрес: 2-й Новокузнецкий пер., 14с1 (кто предоплачивал экземпляры на краудфандинге — может забрать)

Если вы не можете подойти в это время или проживаете в другом регионе, то вопросы и заказ экземпляров по почте: bunkermoscow@yandex.ru , строго после 20 апреля и без гарантий (экземпляров может не хватить).

Самые свежие новости по теме — у нас Вконтакте.

Обновляемые инструкции по покупке книги: https://bunker703.ru/kniga/

«Бункер с реактором» на Парке Культуры

В прошлом году у нас выходила заметка про Опытный участок метрополитена. Но там была еще одна маленькая тайна, которую мы побоялись сразу раскрывать. Сначала убедились, что все материалы рассекречены официально.

Дело в том,  при Опытном участке, прямо за стеной нынешней станции метро Парк Культуры, имелось сразу четыре(!!!) ФВК (фильтровентиляционные камеры). Здесь отрабатывались различные технологии регенерации атмосферы в тоннелях метро, заполненных людьми. Позднее эти ФВК пытались превратить в подземные ЗРП газеты «Правда», а затем они были переданы другим ведомствам.

На чертеже одной из этих ФВК хорошо видно «реакторы». Но нет, это вовсе не связано с атомной энергетикой, как можно было бы предположить (по аналогии с распространенными под землей дизельными генераторами).

Реакторы эти — химические, экспериментальные. Их использовали для выработки кислорода и поглощения углекислого газа. При переходе в режим ПИ работники ФВК должны были начинать бодренько подвозить надпероксид калия на специальных тележках, завозить их на эстакаду и сваливать в реактор, где вещество орошалась водой и начиналась необходимая химическая реакция.

По результатам испытаний ФВК Опытного участка, проекты были признаны слишком сложными. В конце 1950-х годов от них отказались, а проектировщики защитных систем метрополитена начали двигаться в сторону принципиально новой концепции «Дальних воздухозаборов».

Объекты «ЧЗ». Ликбез на основе рассекреченных документов

АК, ПМ, ТТ — не нужно быть большим знатоком оружия, чтобы расшифровать эти аббревиатуры. С нашими подземными «бункерами» всё намного сложнее. Например, кто хоть немного интересовался темой специальной фортификации, у того на слуху наверняка есть «ЧЗ-293», «ЧЗ-320» и всякие там другие интересные «ЧЗ». Но вот что оно такое — «ЧЗ»? Из каких слов получилось это сокращение? По какому принципу ЧЗ-объектам присваиваются номера? Почему ЧЗ-объектов известно от силы штук 15-20, но при этом среди них  можно найти аж ЧЗ-2057?

В конце концов, это не пустой вопрос для любого человека, знающего и любящего свой город. На картах Москвы уже больше двух лет сияет музей Бункер-703. Но вот почему он именно «703» (а это ведь тоже ЧЗ-номер!) и что это вообще значит — до сих пор не было внятного ответа.

Ответ впервые будет обнародован сегодня, 31 декабря 2020 года.

Всегда было известно, что ЧЗ-номера связаны с проектной организацией Метрогипротранс (до 1950-х — институт Метропроект). Именно эта контора проектировала многие сооружения метрополитена и многие секретные подземные объекты. Естественно, напрашивался очевидный алгоритм: подходим к сотруднику Метрогипротранса и просто спрашиваем, что значит ЧЗ.

В 2018 году мы именно так и сделали. И получили вполне логичный ответ: ЧЗ — это то ли «чрезвычайный заказ», то ли «чрезвычайное задание». Ну, правильно же. Секретное, особо важное, чрезвычайное дело. Правительство дает задание Метрогипротрансу спроектировать тайное подземелье. Всё сошлось.

Но… то ли голос сотрудника звучал не вполне уверенно, то ли сработала старая привычка не доверять словам всяких там сотрудников. В общем, мы поверили, но не до конца. Мы периодически упоминали «объекты чрезвычайного заказа». Но если нас спрашивали напрямую: «как точно расшифровывается ЧЗ», то приходилось сознаваться, что «чрезвычайный» — это лишь основная гипотеза. И приводили другие популярные версии: «чужой», «чертежный», и т. д.

Чтобы разобраться окончательно, пришлось отыскать в федеральных архивах десятки неизученных дел 1940-1960-х годов и внимательно изучить тысячи страниц. И лишь в 2020-м году разгадка аббревиатуры была наконец найдена. Победу над древними манускриптами в итоге одержала Анастасия Зотова. Ее зоркие глаза впервые заметили в документах 1953 года четкую расшифровку: «чужой заказ».

К тому времени у нас уже была собрана база из сотен ЧЗ. И в общем-то, почти всё уже было с ними понятно.

«ЧЗ» — лишь один из множества шифров Метропроекта/Метрогипротранса. Изначально, им маркировались заказы на проектирование, приходящие из чужих ведомств (любых ведомств, от страшного-ужасного НКВД или КГБ — до какого-нибудь провинциального совхоза). Сам Метропроект относился к Народному комиссариату (с 1946 года — Министерству) путей сообщения. Но чужие заказы тоже шли валом. Они прилетали как напрямую, так и через своё родное НКПС-МПС («чужие заказы своего министерства»). Позднее, изначальный смысл шифра смазался, и его начали ставить уже на самые разные проекты.

Самый старый из найденных шифров относится еще к предвоенным временам (ЧЗ-82). Самые современные шифры Метрогипротранса, которые нам попадались в архивах — это рубеж 1960-1970-х (ЧЗ-2486), хотя в современных открытых источниках можно найти и 3000-ю серию. ЧЗ-шифры обычно идут в хронологическом порядке. Например, 200-е номера — это примерно 1947-1948 годы, а 700-е номера — 1954-1955 годы.

Кроме «чистых» ЧЗ, существуют еще ЧЗ филиалов Метрогипротранса. «КЧЗ» — в Киеве. «БЧЗ» — в Баку. «ЛЧЗ »— в Ленинграде (впрочем,  в городе на Неве хватает и своих ленметрогипротрансовских шифров — РП, РГ, и т. д.).

За последние двадцать лет вокруг «ЧЗ» сложился ореол таинственности. В разных «диггерских» разговорах ЧЗ-номера объектов произносили полушепотом, многозначительно закатывая глаза и почти физически ощущая как в мозг проникает некое Тайное Знание. Но в реальности, дело с ЧЗ-проектами обстоит несколько проще. Их реестры (в т. ч. всякие там «правительственные бункеры») даже никогда не были засекречены.

Да, среди ЧЗ есть десятки специальных фортификационных сооружений. Но еще среди них можно найти, например, подземный пешеходный переход на Проспекте Мира (ЧЗ-1289), лифтовый подъемник к грязелечебнице в горном санатории (ЧЗ-2169), жилые дома в Одинцово (ЧЗ-1033), новый коллектор реки Неглинки (ЧЗ-1026 ) и даже… теплосеть к зданию морга (ЧЗ-903). И, разумеется, подобных рутинных проектов там намного больше, чем проектов секретных подземелий правительственного и военного назначения.

Как это часто бывает в проектировании, бедный шифр ЧЗ постоянно насиловали. В бывших секретных документах по спецобъектам мы то и дело встречаем всякие «43», «че-три», «ЦЗ», и так далее.

А еще, некоторые проектные организации, занимавшиеся в 1960-1980-х годах ремонтом очередного объекта ЧЗ-***, иногда брали и выкатывали собственный проектный шифр, по аналогии начинающийся с ЧЗ, но не имеющий никакого отношения к метрогипротрансовскому номеру объекта. Путаницы очень много, и за два года мы разгребли не все интересные нюансы.

Несколько десятков ЧЗ-объектов остаются полностью секретными во всех смыслах, поэтому мы к ним не приближаемся. Несколько объектов так и не удалось соотнести с местностью и заказчиком. Сохраняются большие лакуны с кучей отсутствующих номеров, особенно за 1940-е годы. Остаются неразгаданными многочисленные шифры «ХЗ» и странный мутант «ХЧЗ» (ммм, «хрен знает чей заказ»?).

В общем, исследования продолжаются!  🙂

«Опытный участок». Забытая тайна нашего метро

Московский метрополитен помнит немало эпических историй. Некоторые хорошо известны. Некоторые незаслуженно забыты. А некоторые… секретны.

Архивные документы по одной из подобных историй были рассекречены лишь несколько лет тому назад, а систематическое изучение началось только в 2019 году. Имя этой истории «Опытный участок».

К сожалению, прямо сегодня мы не сможем обнародовать точную привязку Опытного участка к местности. Но внимательные и знающие наверняка догадаются сами.

В июне 1952 года вышло постановление Совета министров №2699-1007сс о создании в московском метрополитене специального участка для обкатки принципов и технологий длительного укрытия населения в тоннелях, снабженных системами жизнеобеспечения.

Вероятно, это были первые настолько масштабные и многолюдные испытания подземного защитного сооружения в нашей стране. Готовились к ним долго и серьезно. Весь 1953 год тестировали новое спецоборудование. Наконец, час икс настал.

Для экспериментального заполнения тоннелей было выделено от внутренних войск и конвойной охраны 6000 человек, от частей МПВО ― 2500 человек, от учебных заведений и городских милицейских подразделений ― более 1000 человек.

Подопытному контингенту было указано взять с собой летнюю одежду, шинели в скатку, вещмешки, двухсуточный рацион сухого пайка. А также по кружке, полотенцу и куску мыла на человека. И один чайник на взвод.

Десять тысяч человек заняли перегонные тоннели. Организаторы приступили к опыту. Измерялось и фиксировалось абсолютно всё. Изменения влажности и температуры. Содержание кислорода и углекислого газа. Пульс, кровяное давление и температура у испытуемых. Десять медицинских постов постоянно проводили тестирования и опросы о физическом и психологическом состоянии участников опыта.

Составлялись специальные таблицы. Кто сколько времени ходил, сидел, стоял, и как это распределялось по времени суток. С какой периодичностью и каким образом использовались санузлы. Какой был расход питьевой воды. Досуг, сон, питание, абсолютно всё.

А сверху, по московским улицам, в это время ходили мирные горожане… И даже не подозревали, что сейчас глубоко под ними десять тысяч человек скучают в тоннелях. Чтобы повысить шансы горожан на выживание в случае новой войны.

Естественно, все результаты этого масштабного опыта сразу были строго засекречены (как и последующие удивительные превращения Опытного участка). Мы только сейчас начинаем понемногу узнавать, на какие вопросы удалось ответить с помощью секретного эксперимента, и как именно эксперимент повлиял на стратегические подходы к созданию крупнейших гражданских (и не только гражданских) убежищ (и не только убежищ).

Расследование продолжается.

Строительство специального объекта в Зарядье в 1950-х годах

В федеральных архивах рассекречен еще один документ по линии "секретного метро" 1950-х годов. Судя по всему, даже столь солидное спецсооружение строилось довольно долго и мучительно, с периодами консервации.

Странный спецобъект ЧЗ-703: разгадка

Музей современной фортификации в московском бункере ЧЗ-703 — одно из немногих мест, где всерьез занимаются изучением столичных подземных сооружений. Но (вот ведь парадокс!) история самого бункера до сих пор изобилует белыми пятнами.

Документально подтверждено, что с 1961 по 2005 год этот объект действовал в качестве защищенного спецархива МИД. Детально изучено, как именно он функционировал в 1980-2010-х годах. А вот что было до 1961 года — загадка.

Самый старый чугунный тюбинг здесь датирован 1949 годом. Порядковый номер заказа Метрогипротранса («ЧЗ-703») относится к 1953-1955 годам. Чудом сохранившийся чертеж верхнего ходка составлен в 1956 году. Но только в ноябре 1961 года спецобъект был введен в эксплуатацию.

Возникает естественный вопрос — почему так долго? Темпы строительства аналогичных сооружений в 1950-е годы могли быть выше в несколько раз!

И еще вопрос — зачем подземному спецхрану такая экзотическая конфигурация? Зачем целых четыре выхода в метро (два из которых пришлось забутовать)? Наконец, зачем возводить хранилище международных секретов в стороне от всех зданий МИДа, с единственным выходом на крошечной подозрительной площадке посреди городской застройки?

Прямого ответа на эти вопросы долго не удавалось найти. Проектные документы, которые хранились в Метрогипротрансе и Мосгипротрансе, были утрачены при невыясненных обстоятельствах.

Головоломка внезапно разрешилась спустя полгода. Благодаря случайной архивной находке и наблюдательности одного из сотрудников музея.

В 1949 году был разработан проект фильтро-вентиляционных камер (ФВК) для московского метрополитена. Еще в годы Великой Отечественной войны метро исправно функционировало в качестве убежища для населения. А теперь новые крупные ФВК должны были усилить защитные свойства метрополитена, обеспечив выживание укрывающихся в случае загрязнения воздуха радиоактивными частицами или боевыми отравляющими веществами.

Строительство новых ФВК началось в 1950-м году, но так и не было завершено. Рассекреченные документы пока не дают информации о причинах остановки работ. Но известно, что тестирование различных фортификационных сооружений во время испытания первых советских атомных зарядов привело к пересмотру многих проектов. Вполне вероятно, что новая информация о ядерном оружии повлияла и на концепцию развития самого большого городского убежища — московского метрополитена.

Недостроенные ФВК какое-то время пустовали. Наконец, некоторым из них удалось подыскать новое назначение. Вероятно, как раз в это время МИД СССР и объявил о своих потребностях в хорошо защищенном спецхране. Документы, определявшие архитектуру международных отношений, должны были пережить любой катаклизм. Тут и пригодился незаконченный объект глубокого заложения в центре Москвы. После 1956 года бункер был достроен и оборудован под спецархив.

Чтобы разобраться с этой историей, надо было лишь внимательно взглянуть на чертеж ФВК 1949 года и на современный чертеж объекте ЧЗ-703. Затянутые сроки строительства, странная конфигурация, множество ненужных выходов в тоннели метро — всему нашлось простое объяснение.

Следствие вели: Александр Антохин, Олег Макаров, Дмитрий Юрков.

Лубянский объект №201 НКВД-МВД-КГБ

Когда начинаются досужие разговоры о секретных бункерах середины XX столетия, Лубянка и КГБ оказываются вторыми по частоте упоминаний. После Сталина.

Но как обстояли дела в реальности? Что из себя представляли подземные спецобъекты в сердце советской госбезопасности? Какие они, легендарные «подвалы Лубянки»?

Недавно рассекреченные архивные документы впервые приоткрывают их тайны.

Для начала — маленький исторический экскурс в административные вопросы.
В 1934 году образован Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), которому в наследство от ОГПУ достаются постройки на бывшей Лубянской площади. С 1943 года НКВД начинает дробиться, выделяется независимый НКГБ (Народный комиссариат государственной безопасности). Причем, это была уже вторая попытка. Первый раз НКГБ выделили за несколько месяцев до начала войны, но уже в июле 1941 года вернули прежнюю структуру.
 В 1946 году все народные комиссариаты преобразуются в министерства. Оба министерства (госбезопасности и внутренних дел) продолжают мирно (а иногда и не очень мирно) сосуществовать на Лубянке. Со смертью Сталина в марте 1953 года два министерства были совмещены в едином МВД СССР. А в 1954 году был создан независимый от МВД Комитет государственной безопасности (КГБ) — в итоге, ставший полновластным хозяином Лубянки до самого распада Советского государства.

Впервые речь о создании специальных фортификационных сооружений для органов внутренних дел зашла в 1930-х годах. К маю 1941 года были подготовлены и утверждены положения о строительстве глубокого убежища на 1000 человек с командными пунктами для НКВД и НКГБ. Строить объект планировалось через шахту метро №17 (на углу ул. Кирова и пр. Серова):

Этот масштабный проект был сорван начавшейся войной. Однако не стоит думать, что органы внутренних дел остались совершенно беззащитными перед атакой с воздуха. В недрах знаменитого комплекса на Лубянке уже находилось двухэтажное ведомственное спецубежище мелкого заложения, снабженная выходами в ведомственные здания и в местный телефонный коллектор. Сложная вентиляционная система выводила в ближайший сквер, где была замаскирована под фонтан (не доживший до нашего времени).

Подробные чертежи лубянского объекта №201 можно найти в нескольких российских архивах, однако их сохранность крайне невысокая. Бумага стерлась, чернила выцвели, некоторые детали разглядеть почти невозможно.

Точные годы строительства этого фортификационного сооружения установить пока не удалось. Однако известно, что уже в 1943 году он уже был готов в конструкциях.

Разумеется, старенький объект №201 оказался не готов и к наступлению ядерной эпохи. Обследования показали недостаточную защищенность главного подземелья советской госбезопасности от новых угроз. Объект, способный выдержать при атомном взрыве нагрузку лишь в 50 тонн на квадратный метр, отнесли к III классу.

В 1953 году был найден быстрый и недорогой способ улучшить ситуацию. Рядом со спецсооружением проходила линия метро, глубина заложения которой составляла 32 метра. Метро вполне могло стать дополнительным и более надежным убежищем для органов внутренних дел. И обеспечило бы эвакуацию из объекта № 201 в случае, если обычные выходы оказались бы под развалинами зданий.

Проектирование соединительного комплекса по заказу ЧЗ-709 было поручено институту Метрогипротранс. Ходок длиной около 70 метров связывал объект №201 с вертикальной шахтой, в которой предполагалось устроить лифт и лестничную клетку. А нижний ходок соединял спецшахту с северо-восточным торцом станции метро Дзержинская (ныне — Лубянка).

Для конспирации было решено именовать стройку «объектом Н». 🙂

Но к концу 1950-х годов половинчатая мера с дополнительным эвакуационным выходом из старого бункера уже не устраивала КГБ. В последних рассекреченных документах от января 1959 года предлагалось увеличить защищенные площади для органов госбезопасности путем продления правительственной спецветки (объекта №100) от Старой площади до Лубянки:

 

Удивительно, но вплоть до 1960-х годов у «всесильных» органов госбезопасности дела с подземным фортификационным хозяйством обстояли хуже, чем у многих иных министерств и ведомств.

Мелкое двухъярусное бомбоубежище во дворе и шахта в обычное метро — вот чем довольствовалось руководство советских спецслужб в эпоху, когда под нужды Министерства связи создавались целые подземные города, Министерство иностранных дел получало бункер глубокого заложения всего лишь для хранения архива, а от Кремля до зданий ЦК КПСС была проложена настоящая подземная спецветка с электровагоном.

И маленькое ЧП напоследок:

Будьте осторожны: криворукие люди встречаются во все эпохи. И даже на секретных спецобъектах.

 

P.S.  Комментарии к этой статье можно оставить на https://vk.com/podzem_mos?w=wall-182461867_23